zhChinese    enEnglish
  ПМ-ПУ  » Разное  » В свободное время  » Хитров. Что такое фашизм и как с ним бороться?

Что такое фашизм и как с ним бороться? -

или - почему нужно развивать местное самоуправление?

Г. М. Хитров, доцент СПбГУ

Эта статья написана ранее моих четырех предыдущих статей, опубликованных на этом сайте (имеется в виду сайт http://spb.municip.nw.ru, где статья так и не появилась, Г.Х.). Она представляет собой критические заметки - мою реакцию на статью Александра Мелихова "Кто такие фашисты и как с ними бороться?". Статья Мелихова, а также связанная с ней его же статья "Хранитель сложности", опубликованы в московском электронном "Русском Журнале" (www.russ.ru).

То ли потому, что "Русский Журнал" - один, а русских много, то ли потому, что этот журнал не интересуют такие второстепенные вопросы, как самоуправление, только журнал не опубликовал мою реакцию на упомянутые статьи. Поскольку известный петербургский писатель Александр Мелихов взял на себя смелость хоть частично, но прямо ответить на вопрос, на который в свое время не захотела ответить Российская Академия Наук, то не хотелось бы, чтобы эта смелая попытка осталась без внимания.

Моя критика состояла в том, что, следуя Александру Мелихову, я сам пытался ответить на вопрос - "Что такое фашизм и как с ним бороться?". Анализ показал, что ответ на этот вопрос увязан с проблемой самоуправления, в чем, надеюсь, мне удастся убедить и читателя.

Нельзя дать понятный ответ, не приведя (не цитируя) те положения, на которые собираешься ответить (которые оспариваешь и (или) развиваешь). Тем более, если ответ обращен не только и не столько к автору, но, в первую очередь, к читателю, как третейскому судье.

И так начну с цитат из статьи Александра Мелихова "Кто такие фашисты и как с ними бороться?".

"Психологическая основа фашизма - стремление к простоте; фашизм - это бунт агрессивной простоты против непонятной и ненужной сложности социального бытия. Фашист - совсем не обязательно мерзавец в бытовом понимании этого слова, фашист - это всего лишь простой человек, взявшийся решать политические вопросы непомерной сложности.

Спешу оговориться: выражение "простой человек" в данном случае не означает - "человек необразованный"; "простой человек" в нашем контексте - это человек, твердо придерживающийся какой-то простой модели социального бытия, модели, свободной от противоречий и непредсказуемости, дающей однозначный ответ на все существенные вопросы. Поэтому сапожник, не берущийся решать, каким должен быть мир, человек непростой, профессор же, который обо всем на свете знает, "как надо", - тот проще пареной репы"

"... еди┘ единственно надежная профилактика фашизма - держать простого человека подальше от политики"

Категории простота и сложность - не единственные парные категории, в терминах которых Александр Мелихов пытается ответить на вопрос: "Кто такие фашисты и как с ними бороться?". Так в явном виде он еще использует категории большинство и меньшинство, в неявном виде - управляющий орган и объект управления (хотя бы через термины власть и политика). Я же, для попытки ответить на аналогичный вопрос, привлеку еще категории определенность и неопределенность.

Поскольку все упомянутые категории привлекаются для описания конкретного явления, то они должны описывать различные аспекты этого явления, должны быть взаимосвязаны, и если допустить сравнение, что читатель "вращает" перед собой это явление, то различные парные категории должны "перетекать" друг в друга. Понятно, что я не использую названные парные понятия во всей их полноте, но лишь в той, в которой они нужны для описания выбранного явления. Так, термин определенность я использую здесь как необходимое упрощение, как ограничение многовариантности. Известна ситуация с буридановым ослом, оказавшимся на одинаковом расстоянии от двух внешне одинаковых стогов сена. Этот осел может либо изучать вопрос во всей его сложности и тогда умрет с голоду, либо, чтобы выжить, упростит ситуацию, просто направившись к одному из стогов. Или другой пример. Известно, что человек "создан по образу и подобию Божию", т.е. человек подобен богу, но далеко не бог. Да и живет он далеко не в божественных условиях. Он с детства вынужден упрощаться, определяться. К зрелому возрасту, он упрощается, скажем, до сапожника или профессора. Как видим, это необходимое упрощение связанно с конкретным временем, конкретным обществом, конкретным местом, конкретными склонностями и способностями, конкретными родителями и т.д.

Следуя вслед за А. Мелиховым, мы видим, что фашизм страшен не сам по себе, а когда он у власти (смотри его профилактику фашизма). Таким образом, мы вынуждены обратиться к категориям - управляющий орган (власть, чиновники) и объект управления (общество, население). Поскольку чиновники - это только часть общества, то, следуя моему оппоненту, можно сказать, что фашизм это явление, когда управляющее меньшинство, пытается непомерно упростить, примитивизировать жизнь управляемого им большинства (общества). Я сознательно использовал выше слово "непомерно" и это объясню ниже.

Припоминая свои увлечения в юности кибернетикой, я вспоминаю, что управляющий орган не может быть проще управляемого им объекта. Т.е. часть должна быть более сложной, чем целое. Этого не может быть. Но как только власть отделяется от общества, становится над ним, так, в рамках указанного выше положения, власть, для эффективного на ее взгляд управления, старается примитивизировать жизнь общества. (Действительно, не может же власть раздувать свой бюрократический аппарат, т.е. усложняться до бесконечности.). Следовательно, для профилактики фашизма необходимо чтобы власть не отделялась от общества, т.е. чтобы всемерно развивались различные формы самоуправления.

С другой стороны власть должна быть эффективной, следовательно, определенной; по крайней мере, власть должна формулировать, что нельзя делать. Как я пытался показать выше, определенность связана с упрощением. Таким образом, во всяком управлении обществом, и в первую очередь эффективном управлении, есть элементы (тенденции) фашизма. Здесь ситуация подобна ситуации с озоном. В небольших количествах он благотворно действует на человека (вспомните, как легко дышится после грозы), в больших количествах - этот сильнейший окислитель действует как яд. Все дело в мере.

Как же соблюдать эту меру? Последуем вновь за А. Мелиховым. Он определял сложность через структуру. Поскольку с организованным меньшинством эффективно бороться может только другое организованное меньшинство (вспомните организованную преступность и соответствующие структуры в правоохранительных органах), то управляющему меньшинству в обществе должно противостоять другое организованное меньшинство - гражданское общество. Но чтобы их противостояние шло на пользу обществу, нужно чтобы общество разделяло какую-то общую идеологию, например идеологию соборности, а отнюдь не идеологию плюрализма. Вот еще один аспект профилактики фашизма.

Поскольку и управляющее меньшинство и гражданское общество являются необходимыми элементами общества, то общество должно быть политически активно, т.е. в политике теоретически должны участвовать все граждане, достигшие определенного возраста, чтобы делегировать своих членов в оба указанные меньшинства. Не в последнюю очередь это достигается развитым самоуправлением в обществе. Таким образом, политическая активность общества - это еще один аспект профилактики фашизма.

Исходя из вышесказанного, вернусь к примерам простого и сложного человека, данных А. Мелиховым. Сапожник, как бы прекрасно он не справлялся со своей работой, но отдавший свою судьбу в чужие руки, т.е. уклонившийся от всякой политической деятельности, поскольку это ему не по уму, все-таки человек простой, чтобы не говорил об этом Мелихов. Сапожник же, качественно выполняющий свою работу и вместе с этим требующий, чтобы так же качественно выполняли свою работу и другие (дворники, сантехники, врачи, учителя, инженеры, законодатели и т.д.), требующий, чтобы у него были достойные человека условия существования; сапожник активно участвующий в жизни общества, уважающий сложность общества и ратующий за его дальнейшее усложнение (например, расширение сферы услуг), - пусть даже он не умеет объяснить сложность общества в абстрактных терминах - несомненно, человек сложный. Профессор же прекрасно владеющий даром абстрактного мышления и посему уверенный, что он знает все, не уважающий людей, не обладающих этим даром, просто как людей, активно рвущийся во власть, чтобы научить жить других - не просто простой, но и опасный человек. Тут я полностью согласен с А. Мелиховым и с его предложением по профилактике фашизма.

Хотелось бы остановиться еще на одном взаимоотношении простоты и сложности в обществе, выраженном в поговорке - "На всякого мудреца - довольно простоты". Очевидно, что жизнь была бы неизмеримо трудной, если бы для определенного поведения человека не существовало достаточно простых критериев, часто выраженных числом. Например, нормальная температура тела человека 36,6 градуса. Отклонения от этой температуры в ту или другую сторону на два-три градуса, уже представляют опасность для человека. При небольших отклонениях в указанных пределах в течение непродолжительного времени человек сам может принять меры, опираясь на личный опыт. В противном случае он обращается к врачу.

При наводнениях критерием опасности служит подъем воды выше определенного критического уровня. Этот критерий также выражается числом и в зависимости от значения этого критерия и прогноза люди либо идут строить защитные сооружения либо эвакуируются из опасной зоны.

Два приведенных критерия просты и понятны всем. Но есть числовые критерии, относительно которых управляющее меньшинство сознательно старается держать общество в неведении, ссылаясь на непомерную сложность критерия. В качестве примера сошлюсь на уровень инфляции, выражающийся в процентах, т.е. тоже числом. Хотя его вычисляют достаточно простые люди, и, следовательно, значительное число людей могло бы самостоятельно подсчитать числовое значение этого критерия, но правило (алгоритм), по которому вычисляется значение этого критерия, держится в тайне от общества. Но если какая-то величина используется в качестве критерия, то необходимо, чтобы как можно больше людей понимало смысл этого критерия. Таким образом, разъяснительная работа по поводу используемых в обществе критериев - это еще один аспект профилактики фашизма. Попытка же увести людей от требования ясности ссылками на сложность явлений, есть, скорее всего, путь к фашизму, а отнюдь не от него.

В заключение, хотел бы заметить, что мои цитаты из Мелихова не заменяют прочтение его статей.

Закончить же статью, хочу одним моим стихотворением, связанным (впрочем, судите сами) с заголовком.

Смотрю, как НАТО рвется на восток,
И о корнях славянских мысль мелькает -
Ужель в славянстве русских бед исток?
Иль в том, как Запад всех славян воспринимает?

Ведь англичанин, немец иль француз
К славянам с детства неприязнь питает.
Любой их несмышленый карапуз
И славянина и раба одним и тем же словом называет.

Что станет с малышом, когда окрепнет он?
В пренебреженье к нам он разве виноватый?
И вот, глядишь, возрос Наполеон
Иль того хуже - фюрер бесноватый.

А, став таким, на Русь стремится он,
Где бьют таких нещадно и привычно -
Не хочет Русь идти в полон!
И все ж ┘ Ужель настал черед англоязычных?

Но, бог с ним с Западом ┘ Давайте мы решим:
Чтобы изжить позорное сравненье,
Пусть каждый русский будет гражданин,
А Русь создаст пусть самоуправленье!